ROSEZ.RU - Российские особые экономические зоны
Юрий Николаевич Жданов

7 июня 2006 г.

Юрий Николаевич Жданов Руководитель Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами - "Мы работаем в режиме эксперимента"


     Ведущий: Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория. Мы начинаем интернет-конференцию, тема которой сегодня сформулирована так: "Проблемы развития особых экономических зон в Российской Федерации. 22 июля 2005 года был принят федеральный закон N116-ФЗ "Об особых экономических зонах в Российской Федерации". В тот же день Указом Президента РФ от 22 июля N 855 образовано Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами, основными функциями которого являются оказание государственных услуг и осуществление правоприменительных функций в сфере управления особыми экономическими зонами. Вопрос создания и развития особых экономических зон вызывает повышенный интерес общественности, и поэтому мы пригласили сегодня нашего гостя - руководителя Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами Юрия Николаевича Жданова. К моменту начала конференции поступило несколько десятков разных, интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня и хотим предложить нашему уважаемому гостю.

Ведущий: Первый вопрос от Максима Шунгерова из Ейска. Негативное отношение к особым экономическим зонам, сложившееся в нашем обществе, в первую очередь связано с отрицательным опытом в 90-х годах. Сейчас законодатель учел предыдущий опыт, закрепив четкий порядок создания таких зон, критерии отбора их участников и т.д. Юрий Николаевич, какие на Ваш взгляд, существуют подводные камни в реализации самого проекта? Сталкивались ли Вы уже с какими-нибудь трудностями? И сразу еще один вопрос, который созвучен с предыдущим, из Москвы. В начале 90-х годов в РФ активно издавались нормативные акты о создании свободных экономических зон. Ничего более существенного, чем прикручивание в Калининграде заранее снятых бамперов для БМВ, эти зоны не создали. Чем новые зоны будут отличаться от старых?

Жданов Ю.Н.: Спасибо за эти вопросы. Я думаю, что в них есть ряд очень важных моментов, которые говорят, что общество не равнодушно к появлению нового инструмента инновационной политики государства. Из того, что удалось сделать к настоящему времени, - это принять федеральный закон сначала по двум видам зон - по техниковнедренческим и промышленно-производственным, провести конкурсы, определить 6 субъектов, в которых начали строиться реальные проекта, как в идеологическом, смысловом выражении, так и в строительном. Буквально недавно, 3 числа, Президент РФ принял поправки к этому закону, появился третий вид зон - туристско-рекреационный. И в ближайшее время мы также по нему выпустим подзаконные акты. Их сейчас вышло уже около 30, которые детализируют правила игры на этом направлении. Но, отвечая на первый вопрос по поводу подводных камней, наверное, они были, есть и будут, какие-то из них мы видим. Самое, наверное, сложное в этом процессе - это не дать этой идее погибнуть, не дать ее чем-то запятнать. Это не нами придумано, не Российской Федерацией. И печальный опыт России в 90-х годах, наверное, тяготеет над этим проектом, но весь мир живет этим институтом, этим инструментом. Сейчас насчитывается по данным ЮНИДО 3000 ОЭЗ, существуют в 120 странах мира. И только годовой экспортный оборот их 600 миллиардов долларов. Внутри ОЭЗ работает 50 миллионов человек. Я думаю, что вот эти цифры говорят о том, что в целом этот инструмент успешный. И для того, чтобы в России начать работать по-новому мы очень внимательно изучали иностранный опыт - он не только положительный, но есть и отрицательный. В частности, в Китае мы имеет ряд зон, которые закрываются. Как правило, это те зоны, которые создавались не на высшем государственном уровне, а на местном уровне, и превращались в элементарные оффшоры - не продуманные диалоги, не продуманная инновационная политика, не продуманная промышленная политика. Тем не менее, намного больше успеха дают те зоны, которые созданы уже более 20 лет назад в том же Китае. И одна из них совместная с Сингапуром - "Суджоу" в год дает плюс 5 миллиардов долларов экспортной выручки. Это, конечно, огромные цифры, и мы тесно знакомы с администрацией тех зон, тесно знакомы с создателями таких успешных проектов. Поэтому мы стараемся преодолеть вот то печальное наследие, которое было в России. Мы ищем пути борьбы в нашем варианте с коррупционной составляющей, потому что деньги из федерального и регионального бюджета выделаются огромные. Министр финансов недавно приводил цифру на Санкт-Петербургском форуме, что в течение порядка 3 лет будет выделено почти 50 миллиардов рублей только из федерального бюджета. Я думаю, что почти столько же, наверное, чуть меньше, до 35 миллиардов будет выделено из бюджетов субъектов РФ. Это огромные цифры. На инфраструктуру в этом году мы сможем освоить выделенные средства в размере 8 миллиардов федерального бюджета, чуть меньше из региональных бюджетов, но это все огромные затраты и огромная роль государства в создании инфраструктуры ОЭЗ.

Ведущий: Спасибо за интересный ответ. Тем не менее, многие посетители сайта, кто готовил вопросы к конференции, скептически относятся к созданию особых экономических зон. Считают, что будут созданы какие-то просто налоговые схемы, реального роста экономики не случится. Я зачитаю несколько вопросов. Не думаете ли Вы, что создание особых экономических зон приведет к созданию в данных местах номинальных компаний, которые будут использоваться в качестве орудия для минимизации налогообложения? Спрашивает господин Птуха Алексей Алексеевич из Санкт-Петербурга. Еще один вопрос из Самары. Будут ли размещены какие-либо кредитные учреждения в рамках ОЭЗ. Не будет ли сама программа "подъема экономики" конкретного региона легальной схемой для ухода от налоговых схем. Как будут регулироваться казуальные вопросы, связанные с таможенным режимом ОЭЗ, и налоговым режимом? Чернышёв Ярослав Владимирович.

Жданов Ю.Н.: Я думаю, что этот вопрос перекликается с первым, или с моим ответом на первый вопрос. Но, тем не менее, я хочу сказать, что почти во всех ОЭЗ в мире есть налоговые каникулы, или налоговые льготы, таможенные льготы. И вопрос в объеме этих льгот и в механизме их использования. Мы в этом деле пошли на некоторый компромисс. Наши льготы, наверное, не так привлекательны, как они были привлекательны в Индии, например, в Бангалоре, когда в 80-х годах создавались первые ОЭЗ, и в течение пяти лет не было вообще никаких налогов. Мы пошли все-таки более сдержанным путем. Самый льготный режим у нас в технико-внедренческих зонах. Там есть половина единого социального налога, ряд местных налогов либо на пять, либо на десять лет отменены. И вот эта цифра - 10 лет освобождения от местных налогов - она характерна только для двух субъектов РФ. Это для Татарстана в Елабуге в промышленной зоне, и для Томска в технико-внедренческой зоне. И здесь местные органы власти оказались более прогрессивными, чем федеральные, поэтому Федеральный закон рекомендовал освободить на пять лет от местных налогов, причем не от всех. Там не было транспортного налога и налога на прибыль. Тем не менее, в этих двух субъектах, где во всю развиваются проекты ОЭЗ, местные власти приняли законодательство об освобождении от налогов на десять лет. Это создает более интересную инвестиционную привлекательность. И есть, наверное, другая сторона медали. И мы с ней уже столкнулись, например, в проекте Липецкой ОЭЗ к нам поступало несколько предложений, которые не совместимы со статусом ОЭЗ. И то, что предлагалось производить там, я считаю, не должно попадать в режим ОЭЗ. Мы стараемся, особенно в промышленных ОЭЗ, найти что-то новое, перспективное, а не элементарно перемещать, регистрируя фирму из одного района или одной области в другой, только давая ему соответствующие льготы и преференции. ОЭЗ не могут подменить всю экономику страны - это точечный инструмент, их мало, и по каждому новому виду их тоже будет мало. Я думаю, что всего несколько проектов победят в туристско-рекреационных зонах. Когда появятся международные портовые зоны, то тоже будет всего несколько проектов. Мы работаем в режиме эксперимента. И очень внимательно следим за тем, что предлагается делать там. Если меньше всего вопросов негативного характера возникает в технико-внедренческих зонах, то в промышленно-производственных зонах мы отсеиваем, наверное, 80% предложений. И в ближайшее время начнем регистрировать резидентов. Это вот тот сухой остаток, который имеет право на жизнь. Это новые технологии в промышленности, это новая идеология в этой области. Это никак не старые, полуразвалившиеся предприятия, которые предлагают переместить в особую зону и выпускать традиционные продукты для российского рынка, что и так делается в нашей стране. Но желающих использовать этот инструмент вот таким образом достаточно. Поэтому и сито Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, и сито Минпромэнерго и Минобрнауки России. У нас очень добрые активные отношения с этим Министерством, мы подпитались некоторыми сотрудниками оттуда, пригласив их к себе на работу. Мы очень часто общаемся с Андреем Фурсенко для того, чтобы понять какие проекты надо поддерживать, а какие нет. Созданы законодательные инструменты, наблюдательные советы каждой ОЭЗ - это общественный орган, куда вошли представители Торгово-промышленной палаты, Российского союза промышленников-предпринимателей и других организаций. Возглавляет наблюдательный совет либо первое, либо второе лицо региона, и каждые проекты обсуждаются там. У нас есть Экспертный совет по технико-внедренческим зонам. Экспертный совет возглавляет Министр экономического развития и торговли. В Экспертный совет входит четыре академика Российской академии наук. И на первом заседании Экспертного совета очень жестко было отброшено десятки проектов, которые предлагались как новые, а на самом деле новым и перспективным совершенно не являлись. И мне кажется, что на сегодняшний день достаточно инструментов для того, чтобы не превратить этот институт в обычный оффшор.

Ведущий: Еще одна проблема, которую видит интернет-аудитория, - это неготовность самих регионов к созданию ОЭЗ. Вопрос от Александра Семеновича Коломийцева из Москвы. По информации СМИ видно, что регионы, предлагающие себя на конкурс по созданию у себя свободных экономических зон, недостаточно объективно оценивают свои силы и возможности, исходя лишь из одной цели - привлечь инвестиции в регион и тем самым дать толчок к развитию и недооценивая, какие им предстоит сделать существенные финансовые вливания в развитие инфраструктуры региона при создании свободных экономических зон. Вопрос: Не окажутся ли экономические зоны долгостроем и в дальнейшем разочарованием инвесторов? Например, как Калининградская ОЭЗ и Магаданская ОЭЗ, об успехах которых никто не говорит, и срок действия ОЭЗ скоро заканчивается.

Жданов Ю.Н.: Калининградская и Магаданская зоны - это отдельные и сложные вопрос. И тот и другой имеют и свою положительную, и свою отрицательную историю. По Калининградской ОЭЗ вышел специальный закон, который определяет правила игры не на 20 лет, как в нашем режиме, а на 25 лет. Тем не менее, агентство частично отвечает за реализацию проекта Калининградской ОЭЗ. Мы согласовываем руководителя особой зоны, сейчас им назначен господин Лапин. Большая власть передана администрации Калининградской ОЭЗ, за нее отвечает губернатор Георгий Боос. И я думаю, что новый губернатор сможет извлечь соответствующие уроки из негативного опыта, хотя там достаточно и позитива. В ближайшее время мы разрабатываем совместно с Минэкономразвития России законы о Магаданской ОЭЗ. Я думаю, что правила игры по Магаданской ОЭЗ не совсем будут совпадать с Калининградской ОЭЗ, так как есть спорные моменты. И, тем не менее, в этом году мы надеемся, что этот закон также пройдет в Госдуму и Совет Федерации и будет подписан Президентом РФ. Тогда Магаданская ОЭЗ получит новый законодательный инструмент, соответствующий статус и новые правила игры. Они несопоставимы на сегодняшний день даже с Калининградом, они отличаются достаточно серьезно. Но, говоря о готовности регионов, это вопрос абсолютно правильный. Для нас он не праздный. Из 72 заявок в первом конкурсе победило только 6. Я предполагаю, что в следующем конкурсе по туристским зонам будет более 40 заявок, победителей будет максимум 3-4, а может быть, меньше. Я думаю, что следующий конкурс по промышленным зонам выявит максимум 1-2 победителя, потому что не все регионы действительно готовы. Не все регионы на основании прозрачности и объективности подходят к этому вопросу. Мы сталкивались при рассмотрении заявок на первый конкурс с фальсификацией документов, с выдумыванием инвесторов либо с их полным отсутствием. Но агентство занимается не только ОЭЗ, но и Инвестиционным фондом страны - это еще один инструмент. Он имеет наиболее мощный финансовый ресурс по сравнению с ОЭЗ - в этом году это 72 миллиарда, на будущий год - пока 92, но, по моим данным, эта сумма будет резко увеличена. И в следующем году речь может идти порядка о 200 миллиардах в Инвестфонде, поэтому это тоже инструмент инвестиционной политики для государства. Я думаю, что те регионы, которые по тем или иным причинам не проходят в ОЭЗ, должны сосредоточиться на проектах Инвестфонда. Сейчас идет в режиме нон-стоп конкурс после первого итога, который мы подвели в рамках Санкт-Петербургского экономического форума. Пожалуйста, в любое время приносите, привозите, передавайте документы, проекты. Мы готовы оказывать консультационные услуги по порядку их подготовки. И я думаю, что Инвестфонд - это очень важный и нужный инструмент, который может помочь в решении различных проблем, даже вне рамок ОЭЗ.

Ведущий: Тогда в развитие Вашего ответа вопрос как раз про Инвестфонд. Санкт-Петербургский экономический форум дал старт сбору инвестиционных проектов, которые будут частично профинансированы государством. Пока конкурсной комиссии удалось рассмотреть и одобрить 4 из 12 заявок, прошедших предварительный отбор. Не могли бы Вы рассказать, какие именно это проекты, на основании каких критериев производился отбор проектов? И планируется ли продолжение приема заявок на средства Инвестфонда? Есть ли надежда у тех, кто еще не успел их подать?

Жданов Ю.Н.: Я думаю, что первый этап, который мы смогли провести в рамках Санкт-Петербургского экономического форума, показал следующие основные проблемы, с которыми мы столкнулись. Первая проблема - это то, что из 46 заявок мы вынуждены были представить к рассмотрению только 12, а все остальные заявки, которые были поданы, не соответствуют по разным критериям тем требованиям, которые определены соответствующими постановлениями Правительства России, приказами Минэкономразвития, а также совместными приказами Минэкономразвития и Минфина России. Вся нормативная база размещена на сайте агентства. Это достаточно большой объем документов, все их я перечислять не буду. Но все правила игры по Инвестиционному фонду определены и установлены. Мы действительно успели из 12 проектов поддержать 2 проекта по линии Министерства транспорта, которые можно было рассматривать и которые по комплектности были готовы к более глубокому рассмотрению и инвестиционной комиссией, и правительственной комиссией, которая я думаю, в ближайшее время соберется и даст оценку этим проектам. И вчера министр транспорта и связи России Игорь Левитин комментировал их, говоря о платных дорогах, о частном государственном партнерстве, о том, что один из проектов платной автомобильной дороги - участок трассы Москва - Санкт-Петербург. Второй проект связан с западным скоростным диаметром - это проект Санкт-Петербурга. Еще 2 проекта - это развитие Нижнего Приангарья и дальнейшее развитие Богучанской ГЭС. Еще есть проект в Татарстане, связанный с нефтехимическим комплексом. Мне кажется, что все эти 4 проекта были в достаточно высокой степени готовности, поэтому мы отдали им приоритеты и поддержали, хотя все было не просто, особенно по последнему проекту. Ряд предложений по финансированию за счет средств Инвестфонда были урезаны, уменьшены. Вопрос снижения сернистости нефти мы переложили на частного инвестора. И правительство Татарстана согласилось с нашим жестким подходом. Поэтому сумма, запрашиваемая из Инвестфонда, была почти уполовинена. Поэтому мне кажется, что вот эти 4 проекта - всего лишь первый шаг, и, как я уже говорил, мы ждем все новых и новых предложений. Причем предложения могут быть доработкой тех проектов, которые мы отклонили, пропустив только 12. Могут быть совершенно новые проекты, которые еще готовятся. Я предполагаю, что в этом году мы получим до 100 новых проектов в рамках Инвестфонда.

Ведущий: Отвечая на один из вопросов, Вы уже упомянули о создании портовых особых экономических зон, но, если можно, ответьте поподробнее на следующий вопрос. Спрашивает Ярослав Владимирович Чернышев из Самары: Когда планируется создание портовых ОЭЗ, как они будут функционировать?

Жданов Ю.Н.: Это для меня самый больной вопрос, потому что никак мы не можем получить согласие Минфина России. Я понимаю его позицию. Это опять достаточно большие средства в инфраструктуру портового хозяйства. Мы рассчитываем в ближайшее время все-таки убедить Алексея Кудрина. Закон разработало агентство совместно с Минэкономразвития России и согласовало со всеми заинтересованными сторонами, кроме Минфина России. Последний раз мы с Игорем Левитиным просили еще раз обратить внимание на этот законопроект в рамках нашей встречи на Санкт-Петербургском форуме, и я думаю, что остались какие-то детали для досогласования этого проекта после поддержки Минфина России. Мы надеемся достаточно быстро получить одобрение Министерства юстиции Российской Федерации, после этого мы должны его внести в Правительство России, которое его должно отправить в Думу. Законодательный процесс по этому законопроекту будет идти максимум до трех месяцев, и я думаю, что в конце осени мы уже сможем объявить конкурс по портовым зонам, если не будет очередной чрезвычайщины, связанной с Министерством финансов Российской Федерации. Но портовые зоны поддержал Президент РФ, когда в начале апреля пригласил меня и руководителей моих территориальных органов вместе с министром экономического развития и торговли и министром финансов Российской Федерации для обсуждения стратегии развития ОЭЗ. Портовые зоны - это не выдумка Российской Федерации, их масса примеров в мире, один из интересных примеров - в Сингапуре. Мы очень тесно с ним взаимодействуем, у нас есть договорные отношения с Сингапуром, мною и моим коллегой из Сингапура подписано соответствующее соглашение. В ближайшее время мы ожидаем подписания еще одного соглашения между Германом Грефом и моим коллегой из Сингапура о работе по разным видам зон. Предполагается, что Сингапур будет оказывать методическое, финансовое, организационное содействие, но пока предварительно Томску и Елабуге. Я думаю, что портовые зоны тоже могут стать предметом нашего совместного внимания. Мне кажется, что в этом году мы должны закрыть на какое-то время, а может быть, навсегда, перечень видов ОЭЗ, как только появится четвертый вид - портовые, и мы сможем работать по всем четырем направлениям.

Ведущий: Несколько вопросов из правовой плоскости. Первый из них из Москвы от Ольги Максаковой. С момента принятия Федерального закона "Об особых экономических зонах в РФ" прошло меньше года. Как Вы оцениваете ход его реализации? Какие достижения в этой сфере Вы можете отметить? Какие недоработки закона об ОЭЗ Вы уже сейчас видите?

Жданов Ю.Н.: Хвалить себя неудобно, но, мне кажется, то, что делается моими сотрудниками с помощью нашего куратора Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, свидетельствует о том, что мы можем работать в плане подготовки подзаконных актов намного быстрее, чем традиционные схемы. И даже тот факт, что Президент РФ в один день подписал закон и Указ "О создании агентства", говорит о том, за кулисами стоит огромная работа, которая была проведена по подготовке параллельно закону проекта Указа Президента РФ. Мы выпустили около тридцати подзаконных актов и продолжаем их выпускать, с частотой два раза в месяц мы вносим новые и новые документы в аппарат Правительства РФ. Они в достаточно сжатые сроки оттуда выходят. То же самое мы сейчас будем делать по туристско-рекреационным зонам для того, чтобы до конца определить правила игры. Здесь мы не изобретаем ничего нового, учитываем специфику зоны и те постановления Правительства РФ, которые мы выпускали по двум предыдущим видам зон. Они преобразуются и предлагаются в качестве образца для подготовки документов. Документы по туристским зонам мы готовили параллельно с продвижением законопроекта. Законопроект получил единодушное одобрение на втором и третьем чтении в Госдуме. Ни одного голоса против, ни одного воздержавшегося - такой серьезный рекорд. Такой же результат практически был в Совете Федерации, но мы не просто приняли закон о туристско-рекреационных зонах, мы внесли поправки в тот закон, который был принят в июле прошлого года, и усовершенствовали некоторые механизмы. Мне кажется, что в этом плане работа агентства и аппарата Правительства РФ может вызывать только аплодисменты. С другой стороны, есть масса сложных вопросов, которые нам приходится решать в территориях. Это по инвентаризационным мероприятиям на тех земельных участках, которые выделены под ОЭЗ, с выпуском местного законодательства. В этом плане отстает Москва. Все субъекты приняли законы о местных льготах. Москва еще с одним законом задерживается. Идет наша совместная работа с Московской городской думой, но, думаю, в ближайшее время этот механизм будет также определен и запущен, так как следующую ОЭЗ мы планируем открыть в сентябре в Зеленограде. И треть зданий, которые являются новостройками, могут быть запущены в качестве первого проекта ОЭЗ в Москве. Буквально на днях мы начнем рассматривать резидентов в Московскую ОЭЗ. Для этого почти все готово.

Ведущий: Как Вы сказали, Президентом РФ подписан закон о внесении изменений в Федеральный закон "Об особых экономических зонах в РФ", который предусматривает создание ОЭЗ туристско-рекреационного типа. Этим интересуется Павел Самсонов из Зеленограда. В связи с чем возникла необходимость в новом виде экономической зоны? В чем сущность этих зон? И как в связи с этим Вы оцениваете перспективы развития туристического бизнеса в России, действительно ли будет дан ему толчок?

Жданов Ю.Н.: В это хочется верить. Хотя проектов, которые будет поддерживать агентство и, я думаю, Минэкономразвития России, а также наши коллеги из правительственной комиссии, которая будет в ближайшее время образована, на туристско-рекреационные зоны, будет мало. Это связано с тем, что финансовые возможности государства в поддержке инфраструктуры не безграничны и любой новый вид зоны мы ведем в таком ручном режиме в качестве эксперимента. Как только вышел первый закон об ОЭЗ технико-внедренческого и промышленно-производственного вида, мы уже объявили, что завершается подготовка законопроекта по туристско-рекреационным зонам, и многие субъекты начали свою работу по подготовке заявок, по определению участков, на которых будет развиваться индустрия туризма и отдыха. И здесь тоже ничего нового. Это есть в 40 странах мира. Я думаю, что самое главное там не льготы, а они в туристских зонах минимальны. Там формально нет свободно-таможенной зоны, тем не менее, я думаю, что какие-то отдельные решения правительства по ввозу оборудования беспошлинно возможны. Но самое главное - это инвестиции государства в дороги, в коммуникации, в развитие и пляжного туризма, и гостиничного бизнеса, и горнолыжного туризма. Буквально недавно я вернулся из Кемерово, где мне показывали проект "Горная шория", уникальный проект, который находится в 200 км от столицы региона ближе к горному Алтаю. И уже частный бизнес 10 миллионов долларов вложил в развитие горнолыжного туризма, который популярен в Сибири, туда едут из всех сибирских регионов, туда привлекают и из других регионов страны. Но сказать о том, что там достаточно развита инфраструктура, пока рано, поэтому, если вдруг этот проект победит в рамках туристско-рекреационной зоны, значит, государство вложит туда миллиарды средств для его развития и для того, чтобы этот туризм стал не только региональным, не только российским, но и международным. Туристская отрасль динамично развивается. Для экономик ряда стран это ключевое направление. И я думаю, что в России и Черноморское побережье, и Калининград, и Балтийское побережье, и озеро Байкал, и ряд других проектов в средней полосе России уникальных, исторических, и проекты в Кавказских Минеральных Водах могут найти поддержку в плане развития туристско-рекреационных зон, но победят сильнейшие. Но те, кто сделает неэффективную заявку, там, где не будет соинвестирования со стороны частного бизнеса, там, где не будет реальных, потенциальных резидентов, поддержаны не будут.

Ведущий: В начале конференции Вы упомянули о мерах налогового стимулирования компаний, которые будут работать в особых экономических зонах. Если можно, расскажите, каков будет режим землепользования в этих зонах. Представляет ли резидентам зона права выкупа или приобретения в собственность земельных участков, расположенных в границах данной территории? Вопрос из Абакана от Марии Гореловой.

Жданов Ю.Н.: Я думаю, земельные вопросы достаточно серьезно проработаны законодателем. И здесь мы тоже использовали международный опыт. Самое главное для начала работы резидентов - это отсутствие пятилетнего или десятилетнего налога на землю. И это очень важно. Резиденты бывают разных видов. Мы их условно делим на резидентов-инвесторов и резидентов-арендаторов. Есть такие, кто может вкладывать большие средства, как это сделала научно-исследовательская организация "Томскнефтехим", которая имеет отношение к акционерному обществу "Сибур", вложив 3 миллиона долларов в реконструкцию старого полуразбитого заброшенного здания научно-исследовательского института и превратив его в современное за достаточно сжатый период времени - буквально за три с лишним месяца. И будет продолжать вкладывать не меньшую сумму в развитие для того, чтобы самый крупный научно-исследовательский центр в области нефтехимии "Сибура", а может быть, в будущем и "Газпрома", оказался на этой площадке в рамках ОЭЗ. Ее в апреле открыл Президент РФ, и этот проект уже работает. Вопрос о выкупе земли, вопрос о праве собственности на землю может быть рассмотрен в рамках двадцатилетнего периода и за двадцатилетним периодом существования ОЭЗ. Сейчас мы ограничили режим на двадцать лет. Но в отличие от большинства стран подошли к этому достаточно жестко. Двадцать лет - это, конечно, миг в истории. Тем не менее, уже в портовых зонах мы предлагаем 49 лет льготного режима. Особенно таможенного режима. Я думаю, что такие государства, как Китай, поступают правильно. Они в своем законодательстве не дали ответ, что будет через 50 лет существования ОЭЗ в Китае, может ли этот режим пролонгироваться. Мы его определили на достаточно короткий промежуток времени, но думаю, что практика работы в ОЭЗ, дальнейшее изучение международного опыта может показать и какие-то другие моменты. Этот срок может быть в законодательном плане в будущем изменен. Пока мы работаем по двум видам зон, точнее, по трем уже видам зон в двадцатилетнем режиме. Это зависит и от проекта. Проект может не просуществовать столько, и будет проблема нахождения в рамках ОЭЗ фирмы, которая сначала была резидентом, потом потеряла этот статус или у нее отобрали этот статус за какие-то нарушения. Думаю, что так глубоко мы этот вопрос еще не видим. Но заманивать серьезных инвесторов без права получения собственности на землю, на недвижимость, наверное, по-серьезному нельзя.

Ведущий: Переходим к следующему блоку вопросов. Они, скажем так, экономического характера. Первый из них от Сергея Валотина из Москвы. Не могли бы Вы озвучить предварительные оценки того, сколько в денежном выражении принесут бюджету РФ ОЭЗ?

Жданов Ю.Н.: Действительно, эти расчеты предварительные. Когда мы готовили законопроект, мы их в том или ином виде показывали, особенно Министерству финансов Российской Федерации. Но жизнь идет своим путем, она оказалась намного богаче и интереснее, чем мы предполагали. Есть предложения, которых мы не рассчитывали получать от ряда крупнейших зарубежных компаний. Одна из пятерки сильнейших компаний мира в области информационных технологий предлагает только в Зеленоград в течение 2 лет вложить полмиллиарда долларов. И это огромная сумма. В Зеленограде мы планируем построить миллион квадратных метров офисных помещений, почти полмиллиона квадратных метров жилья совместно с городом, и площадки под это, под социальную инфраструктуру также выделены. Я думаю, что оценить эффект от зон на сегодняшний момент было бы очень сложно. Нужно создать среду инновационную, которая сама будет работать как магнит и притягивать все новые и новые компании. Мне кажется, что картина более или менее будет ясна к концу 2007 года. К этому времени, по нашим данным, в той или иной мере заработают все 6 существующих ОЭЗ. Я думаю, мы начнем открывать первые проекты в туристско-рекреационных зонах. И подступим к той или иной реализации по портовым зонам. Я приводил вам пример "Суджоу" (совместная китайско-сингапурская зона): 5 миллиардов экспортного оборота в год - огромные цифры. Вышли они на эти цифры через достаточно сложную и противоречивую совместную работу через 15 лет. Мне кажется, что участие иностранного капитала, крупного российского бизнеса может определить параметры этих цифр не раньше конца 2007 года.

Ведущий: Следующий вопрос из Москвы от Михаила Мильруда. Скажите, пожалуйста, каковы оценки, насколько издержки резидентов технико-внедренческих и промышленно-производственных зон будут ниже, чем у аналогичных компаний, которые находятся вне таких зон?

Жданов Ю.Н.: Вот компания, связанная с аэродромным строительством "Прогресстех" и готовящая заявку в ОЭЗ Дубна, просчитала по заработной плате, которая она сможет платить своим сотрудникам, инженерному составу. В Москве инженер "Прогресстеха" получает 900 долларов, в Зеленограде они будут платить 1400 долларов при регистрации фирмы в начале работы в рамках проекта ОЭЗ с учетом всех тех льгот и преференций. Что касается использования механизмов таможенных льгот, то могу сказать, что это, наверное, самый выгодный механизм особых зон. В среднем 30% плюсом можно давать по сравнению с обычными условиями. Но мы с вами сегодня не говорили о еще одном, очень важном инструменте в рамках особых экономических зон - это реализация принципа "одного окна", уменьшение административных барьеров. Если мы добьемся, чтобы это было не на словах, а на деле, то это очень существенно снизит издержки. Я думаю, что мы будем очень жестко бороться с взятками в рамках ОЭЗ. И если их не нужно будет платить, то это будет очень привлекательно, особенно для малого и среднего бизнеса.

Ведущий: Важный вопрос, касающийся инвестиций, - это сроки их окупаемости. Вопрос из Новосибирска от Евгения Ванина. Каковы Ваши ожидания относительно того, когда начнут окупаться проекты первых резидентов ОЭЗ? Сколько бюджетных средств предполагается выделить на реализацию проекта по ОЭЗ?

Жданов Ю.Н.: По второму вопросу я отвечал - порядка 50 млрд. федерального бюджета в течение трех лет, почти столько же или чуть меньше - из региональных бюджетов. Неизвестно, сколько будут вкладывать частные инвесторы. Есть входной билет в промышленно-производственные зоны, это не менее 10 млн. условных единиц, и при этом миллион - в первый год. Я думаю, что эта цифра явно занижена. Реальные проекты, которые нам дают по строительству заводов, фигурирует в районе сотни миллионов долларов инвестиций частного бизнеса в проекты строительства предприятий в рамках промышленно-производственных зон. Как будут окупаться проекты, сказать трудно. Это конкретное дело по каждому из проектов, но в среднем самые быстрые - от трех до пяти лет.

Ведущий: Я вижу, что в зале присутствуют представители средств массовой информации. Предоставляем Вам слово.

Газета "Бизнес", Шарипова: Добрый день! Юрий Николаевич, Вы отметили, что, по Вашим данным, объем инвестфондов в следующем году может быть увеличен до 200 миллиардов рублей. Могли бы Вы поподробнее об этом рассказать? Спасибо.

Жданов Ю.Н.: Я думаю, что этот процесс официально будет обнародован в самое ближайшее время, в ходе наших переговоры с министром экономического развития и торговли Германом Грефом. Есть механизм поступления средств в Инвестиционный фонд, по этому механизму приток, который мы ожидаем, как раз будет в районе 200 миллиардов. Таким образом, крен работы агентства может быть сильно сдвинут в сторону Инвестиционного фонда. И то, что у меня сейчас есть одно управление инвестиционного анализа и прогнозирования и один заместитель, я думаю, с таким объемом средств мы можем физически не справиться. Я вынужден буду либо перегруппировывать свою структуру, либо просить дополнительное количество людей для аналитической работы, для контрольной работы по освоению средств Инвестфонда. Скорее всего, в ближайшее время это будет официально обнародовано министром экономического развития и торговли. Пока это неофициальная информация.

Ведущий: Еще несколько вопросов от представителей средств массовой информации.

Наталья Бырькина, РИА "Новости": Юрий Николаевич, внесите ясность. Когда будет правительственная комиссия? И сколько еще пройдет заседаний инвесткомиссии? Будут ли по очереди рассмотрены все 12 отобранных предварительным порядком заявок? В какие сроки это все произойдет? Спасибо.

Жданов Ю.Н.: Пока мы планируем 3 июля еще одно заседание инвесткомиссии. Наверное, на нем будет рассмотрено 3-4 проекта. Осталось уже 8 из 12 заявок. Думаю, что в июле состоится первое заседание правительственной комиссии. Мы постараемся уложиться в те сроки, которые определены принятыми документами. И после этого провести необходимые мероприятия, чтобы в конце лета организовать настоящее финансирование этих проектов. Там есть еще в каждом проекте какие-то мелкие детали, проблемы. Мы стараемся их совместно с профильными министерствами, с инициаторами проектов решать. Я рассчитываю, что в конце лета по 6, может быть, 7 проектам, средства могут быть получены. Мы в постоянном режиме оказываем консультативную помощь и по тем проектам, которые мы завернули из 46, отобрав 12, и по тем, которые вообще не вошли по разным причинам. Мы продолжаем оказывать методическую помощь по тем проектам, о которых еще никто не знает, кроме инициатора проекта. И как я уже говорил, до 100 предложений до конца года мы получим. Дай бог, чтобы раз в квартал правительственная комиссия могла это все перемалывать.

Наталья Бырькина: Правильно ли я поняла, что правительственная комиссия, отобрав, допустим 5-6 проектов, потом опять будет заседать в таком же режиме раз в квартал? Спасибо.

Жданов Ю.Н.: Правильно.

Ведущий: Пожалуйста, еще вопросы из зала.

Алексей Уваров, "Интерфакс": Когда Вы планируете объявить конкурс по туристическим зонам? Когда будут подведены его итоги? И все-таки желание отобрать 2 зоны сохраняется или Вы назовете несколько претендентов? Спасибо.

Жданов Ю.Н.: Желание не мое. Желание связано с нашими возможностями в плане участия государства в проектах. Я вижу сухой остаток по туристско-рекреационным зонам. Действительно, несмотря на то, что будет подано на туристско-рекреационные зоны от 40 до 50 заявок, останется 2-3 проекта. Я думаю, что конкурс официально сможем объявить в середине июля. Необходимо согласовать последние замечания с Минприродой. Все остальные министерства высказались позитивно по подготовке соответствующих подзаконных актов, которые нужно провести через правительство. Как только будет виза Минприроды и будет получено одобрение Минюста, мы внесем в правительство необходимый перечень документов. Предложения по составу комиссии мы получили, думаю, завтра я его покажу Герману Грефу, и определим те предложения и тех участников комиссии по туристско-рекреационным зонам, которые будут рассматривать на межведомственном правительственном уровне поступившие заявки. Мне кажется, что расширять перечень туристско-рекреационных зон с самого начала неправильно, потому что и мы учимся, регионы учатся, и возможности финансовые ограниченны. Наверное, как обычно, мало или очень мало будет проектов тех, которые будут одобрены.

Сайфутдинова Диляра Прайм-ТАСС: Расскажите, пожалуйста, про портовые зоны. Какое решение принято в итоге? Будет ли конкурс и по портовым и по аэропортовым зонам и сколько будет создано их?

Жданов Ю.Н.: Я уже говорил, что мы в ближайшие дни надеемся получить одобрение Минфина, оно у нас неприлично затянулось. Считаю, что в том законопроекте, который всеми другими и профильным министерством - Минтранса разработаны два инструмента и морские порты и авиапорты. Надеюсь, что до конца года мы сможем провести все процедуры и по выходу закона и по выпуску подзаконных актов. В конце года запустить реальный конкурс и тех и других зон (аэропортовых и морских зон тоже будет мало, всего один - два проекта).

Елена Медведева, издание "Газета": Скажите, пожалуйста, когда будет проведен дополнительный конкурс по выбору промышленно-производственной зоны? Возвращаясь к инвестфондам, Вы не назовете 3-4, на Ваш взгляд, наиболее проработанных проекта, которые Вы будете обсуждать на инвесткомиссии. Спасибо.

Жданов Ю.Н.: Никакого секрета по Инвестфонду нет. И мне кажется, что самая высокая степень готовности - это проект создания инфраструктуры для освоения минерально-сырьевых ресурсов юго-востока Четинской области. Инициатором является "Норильский никель", и проект строительства у Орловского тоннеля под Невой в Санкт-Петербурге, и комплексная программа строительства, и реконструкции объектов водоснабжения Ростова-на-Дону. Вот, пожалуй, эти проекты будут приоритетным образом рассмотрены. Но буквально недавно мы провели совещание с руководителем Дорожного агентства господином Белозеровым. Я считаю, что по линии Минтранса только со стороны Дорожного агентства еще в этом году должно поступить около пяти предложений в рамках Инвестфонда. То же самое делают и другие профильные направления Минтранса. Минтранс становится ключевым ведомством по работе с Инвестфондом. И я думаю, что все зависит от качественной работы над подготовкой проекта. Сейчас уже есть примеры, есть возможность проконсультироваться, есть реальная возможность делать качественные проекты. Даже уже на основе тех шаблонов, которые в том или ином виде будут акцептованы.

Ведущий: У нас осталось время на заключительный вопрос.

Вопрос из зала: Если вернуться к уже создаваемым зонам, есть какие-то новые резиденты? Можете ли Вы обозначить какого-то крупного претендента в Зеленоград? И сколько на сегодняшний день зарегистрировано резидентов во всех зонах? Сколько будет в ближайшее время? Спасибо.

Жданов Ю.Н.: Пока у нас один первенец, который получил свидетельство о регистрации из рук Владимира Путина. Это резидент номер один, научно-исследовательская организация "Сибур", "Томскнефтехим". Мы планируем в ближайшие дни на экспертном совете по технико-внедренческим зонам рассмотреть ряд проектов по резидентам в Зеленоград, Томск и в Дубну. Наверное, в ближайшее время, в течение месяца, мы начнем регистрировать резидентов по промышленно-производственным зонам, остались последние формальности. По промышленно-производственным зонам Татарстан лидирует по количеству предложений. Есть проекты, связанные с нефтехимией, с промышленной нефтехимией в Татарстане. Чуть отстает Грязненский район Липецкой области. Некоторым проектам мы отказали на этапе согласования, потому что они нарушают идеологию ОЭЗ и ничего нового и перспективного не предлагают. Основным резидентом является итальянский концерн "Мерлони". На следующем этапе начнутся соответствующие инвестиции и регистрация резидентов. Есть ряд предложений и от крупных российских компаний по Липецкой ОЭЗ. Но везде эта работа идет буквально в ежедневном режиме. Сейчас примерное количество желающих, если оценивать со стороны российских и иностранных партнеров работать в рамках ОЭЗ, 70% - это российские компании, 30% - иностранные. Но те иностранные компании, которые предлагают свое участие в проектах ОЭЗ, это самые крупнейшие с самыми известными мировыми брендами. Поэтому инвестиции иностранцев даже на первом этапе могут оказаться выше, чем инвестиции российских компаний.

Источник - ГАРАНТ