ROSEZ.RU - Российские особые экономические зоны
Юрий Николаевич Жданов

25 июля 2006 г.

Юрий Николаевич Жданов Руководитель Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами - "Мы не только должны строить заводы, создавать наукоемкий бизнес, но и использовать те природные условия и те ресурсы, которые нам подарили в связи с тем, что мы живем в России"


     Ведущий: Сегодня ровно год Федеральному агентству по управлению особыми экономическими зонами, и у нас в гостях - его руководитель Юрий Жданов. Некоторые дети, самые удалые, в год уже начинают ходить. Вот ваш ребенок удалой или не очень?

Интервью брала Елена Щедрунова (ведущая программы).

Жданов Ю.Н.: Я думаю, что мы сделали все по-человечески, потому что первую особую экономическую зону мы открыли, когда агентству было 9 месяцев. И как раз это срок для того, чтобы женщина могла выносить ребенка. Мы посчитали, что первый ребенок, который у нас родился в Сибири, в городе Томске, был удачным. Сейчас он делает первые шаги. При родах присутствовал президент Российской Федерации Владимир Путин, пять федеральных министров и несколько зарубежных гостей. В те дни проходил саммит, который Россия и Германия проводили вместе в городе Томске. И нам показалось, что роды не были столь мучительными. В сентябре мы планируем открыть вторую особую экономическую зону в Москве. И для этого все сделано, для этого образована рабочая группа во главе с первым заместителем мэра Москвы Юрием Росляком, который является председателем наблюдательного совета московской особой экономической зоны. Она находится в Зеленограде, административном округе. И мы надеемся, что в сентябре, также с участием президента России и правительства Российской Федерации, и правительства Москвы мы запустим новый уникальный проект, уже совершенно в другой области, не совпадающий с сибирским регионом, где у нас появляются на свет новые материалы на основе появления новых катализаторов, которые изобретены Сибирским отделением Российской Академии наук. Здесь мы сосредоточились на микроэлектронике и покажем несколько чистых помещений, так называемых гермазон, где будет производиться уникальное оборудование, которое мы долгие годы закупали из-за рубежа, а теперь будем делать это у нас и продавать не только в Россию, но и за рубеж.

Ведущая: Про особые промышленные зоны мы говорили, когда мы встречались в прошлый раз. Но мы тогда почти не касались темы туристско-рекреационных зон. Это же тоже будут особые экономические зоны. Вы тогда сказали, что говорить рановато, поскольку законодательной базы нет. На данный момент, что касается туристско-рекреационных особых зон, с законодательной базой все в порядке или опять чего-нибудь не достает?

Жданов Ю.Н.: Абсолютно все в порядке. Несколько месяцев назад президент подписал закон, вносящий изменения в закон об особых экономических зонах в части создания туристско-рекреационных зон. Мы на следующей неделе, 27 числа, на заседании правительства вместе с Германом Грефом, кроме отчета о работе за год, еще и дадим старт новому виду зон туристско-рекреационному. Правительство пример решение о проведении конкурсов на туристско-рекреационные зоны. И я надеюсь, в начале сентября мы уже узнаем победителей из субъектов Российской Федерации, кто будет у себя открывать туристско-рекреационные зоны.

Ведущая: Как я понимаю, заявки уже есть. Конкурса нет, а заявки уже есть.

Жданов Ю.Н.: Желание участвовать в конкурсе было еще до момента выхода закона. С нами, с Министерством экономического развития и торговли, с "Ростуризмом" вели консультации многие субъекты Российской Федерации. И мы действительно к началу конкурса понимаем, что у нас будет более 40 заявок. Из 40 претендентов победят только сильнейшие. Их вряд ли будет больше четырех, потому что это связано с особенностями федерального и регионального бюджета. То, что может быть обеспечено участием государства и региона, то и будет поддержано. Там, где средств явно будет не хватать, а без потенциальных резидентов, без того бизнеса, который вкладывается в отели, который готов строить горнолыжные спуски, если нет этого партнера, то не о чем говорить по туристско-рекреационным зонам. Поэтому здесь минимум три стороны у этой проблемы. Это потенциальные резиденты, которые собираются инвестировать. Это возможности региона и возможности федерального бюджета. Когда это все совпадает, тогда появляется победить.

Ведущая: Тем не менее, такое впечатление, что буквально каждый регион нашей станы может претендовать на создание туристско-рекреационной зоны. Тут и Ивановская область, Тверская область, это то, что ближе всего к Москве. И Саха-Якутия, тут и Алтай, и Краснодарский край. Тут есть даже, что меня поразило, Кемеровская область.

Жданов Ю.Н.: Но Кемеровская область поразила не только вас, но и меня. Я недавно там был в командировке. И 200 километров от Кемерова есть известный курорт Горная Шория. И это, конечно, уникальное природное явление. И я был потрясен, увидев, как уже сейчас, без всякого участия федерального правительства, без серьезного участия государства созданы нормальные горнолыжные трассы, построены десятки самых современных отелей, которые ничуть не хуже тех, которые мы можем видеть во Франции в Куршавеле или в каких-то известных курортах Австрии, Швейцарии. Все это говорит о том, что Россия уже серьезно встает на ноги, и молодец губернатор Тулеев, который смог найти возможность и уже до момента участия в конкурсе создать такой нормальный плацдарм. Более 15 миллионов долларов частный бизнес вложил в эту курортную зону. Еще больше предлагает вложить. Если государство обратит внимание на этот проект и документы будут все в порядке и они выйдут в победители, то, я думаю, что это будет место для отдыха не только Кемеровской области и Сибири, но и зарубежных гостей.

Ведущая: Все вот - зарубежные гости. Просто ловлю на слове. Потому что смотришь представления, которые дают регионы российские, и во многих упор делается на иностранных туристов. В связи с чем возникает вопрос: а собственные туристы и собственные отдыхающие, они сейчас послушают - современные отели, горнолыжные спуски! Да не катается у нас большинство населения на горных лыжах. Большинство населения хочет не дорого, но качественно отдохнуть на родине, чтобы не заморачиваться загранпаспортами, границами и так далее. Есть собственную еду, привычную. Им-то что скажете?

Жданов Ю.Н.: Ради этого все и делается. Если мы сможем остановить такой дикий поток наших граждан на курорты в Турцию, Францию, Италию и предложить свои возможности, которые должны быть не хуже, чем там, и желательно, понимая, что это экономия и на билетах, и, как вы говорите, привычная еда и язык, который понятен для всех наших граждан, думаю, что это преимущество конкурентное мы должны создать прежде всего для нашего туриста, который выбирает Россию, а потом уже смотрит за рубеж. Сейчас, к сожалению, этого не происходит. Сейчас у нас в стране возможности для предложения хороших мест достаточно ограничены.

Ведущая: Как я понимаю, все эти зоны, которые будут созданы, требуют большой работы по созданию инфраструктуры. Имеются в виду дороги, где-то причалы, где-то вокзалы, где-то аэропорты и так далее. Это все предусматривается? И, самое главное, обращается ли внимание на то, как будет меняться экология в этих районах? Потому что понятно, даже строительство элементарной дороги, это уже некий ущерб экологии в данной местности, если там были дороги только грунтовые.

Жданов Ю.Н.: Я думаю, что ваш вопрос абсолютно справедлив и злободневен. Не случайно в нашу комиссию по отбору заявок на туристско-рекреационные зоны входит заместитель министра природных ресурсов, заместитель Юрия Трутнева. И внимание Минприроды достаточно жесткое к этому проекту. Поэтому, я думаю, что нам не позволят там безжалостно рубить лес первой категории. Да мы и не хотим это делать, так как регионы тоже достаточно бережно относятся к своим природным ресурсам. И достаточно мест, где это можно делать на основании действующего законодательства.

Ведущая: Некоторые проекты, я вижу, рассчитаны чуть ли ни до 2020 года. Другие - на 3-4 года. Когда появятся в России, по вашему ощущению, первые места отдыха, за которые будет не стыдно?

Жданов Ю.Н.: В конце 7-го года.

Ведущая: Так. Ответ такой уверенный. И где тогда? Назовите нам эти места, пожалуйста.

Жданов Ю.Н.: Я не могу их сейчас назвать, потому что мы не провели конкурс. Но то, что я знаю...

Ведущая: То есть в такой стадии готовности уже эти проекты?

Жданов Ю.Н.: Да. В максимальной. И государству в ряде случаев не придется сотни километров вести дорог, тянуть сети электрокоммуникации. В первом приближении многие быстрые проекты будут основаны на тех ресурсах, которые уже созданы и имеются. И только в будущем это будет развиваться более капиталоемко и более трудозатратно. Поэтому сейчас, мне кажется, важно показать быстрый успех. Игру в долгие деньги, замораживание средств, превращение объектов в долгострой мы не допустим.

Ведущая: Кстати, соотношение денег федеральных и денег местных и денег бизнеса?

Жданов Ю.Н.: Деньги местные и федеральные - регионы и федерация в идеале 50 на 50. К сожалению, мы не со всеми субъектами так работаем. Есть более слабые субъекты. Там доля субъекта варьируется в районе 30 %, а федерации - в районе 70. И это на создание инфраструктуры. Бизнес же строит конкретные отели и конкретные объекты, которые потом сами эксплуатирует. Поэтому вложения бизнеса в рублях может намного превышать вложения федерации и региона.

Ведущая: Вопрос собственности на землю в этих зонах?

Жданов Ю.Н.: Вопрос собственности на землю давным-давно решен. Если туда приходит частный бизнес и вкладывает серьезные средства, то у него нет никаких проблем с оформлением этой земли в его собственность.

Ведущая: То есть на самом деле в какой-то степени это может быть вложение не только в туристическую сферу, но это еще вложение в землю. Можно и так это рассматривать?

Жданов Ю.Н.: В землю тоже. Разорвать это достаточно ложно. И только поправки в законе о туристско-рекреационных зонах разрешили все виды собственности на землю. Если раньше частные земли не участвовали в конкурсе, то сейчас - уже участвуют.

Ведущая: Теперь вопрос конкретно по тем проектам, которые я вижу здесь. Озеро Байкал. Откуда будут заходить те, кто представляет этот проект, через Иркутск или через Улан-Уде? Через Бурятию или нет?

Жданов Ю.Н.: Два субъекта - Бурятия и Иркутская область - собираются участвовать в конкурсе.

Ведущая: Это совместный проект?

Жданов Ю.Н.: Думаю, что озеро Байкал неделимо. Хотя природа, наверное, больше одарила Бурятию пологими берегами и песчаными, низкими, красивыми склонами. В то же время в Иркутске тоже есть свой потенциал. Мне кажется, что в данном случае побеждает объект - озеро Байкал. На нем находятся два субъекта. То есть здесь эта тема, видимо, взаимоувязана. Но нам нужно построить нормальную дорогу, а ее строительство ведется вне зависимости от проекта по особым экономическим зонам, от Улан-Уде до Иркутска. И пока ее не будет в нормальном виде, никакие туристы ни из Сибири, из других точек России туда не могут ехать, потому что можно потерять и свой автомобиль, и самому можно потеряться. Поэтому этот крупный инфраструктурный проект, который мы совместно с Министерством транспорта пытаемся реализовать, является основополагающим до принятия решения по туристско-рекреационной зоне байкальской.

Ведущая: Я так понимаю, что туда может быть будет включен и вопрос об аэропорте иркутском. И аэропорт в Улан-Уде тоже небольшой.

Жданов Ю.Н.: Аэропорт Иркутска уже включен из-за трагических событий независимо от всех наших проблем и планов. Там решение по нему приняло правительство. И я думаю, что ситуация там будет кардинальным образом изменена. В Улан-Удэ существует аэропорт. Может быть, там есть какие-то проблемы его совершенствования. Пока мне говорить трудно, пока мы не получили официальную заявку от региона.

Ведущая: Теперь проекты, которые предлагаются в местах, людям хорошо известные, и местах, которые являются фактически памятниками культурными, архитектурными. Например, тот же Плёс. Или та же Тверская область. Когда я говорила о том, не будете ли вы трогать лес и так далее - это вопрос экологии. Вопрос культурной экологии. В Плёсе, я знаю, планов просто громадье. Чего там только не собираются строить! Но это совершенно крохотный городок. Я себе слабо представляю, где все это можно построить, особенно, если учесть, что он на крутом берегу Волги находится.

Жданов Ю.Н.: Строительство там велось также и до проекта особых экономических зон. И бывший губернатор и действующий поддерживают развитие этого места. Здесь Волга, российские просторы. И не только мы, но и крупный бизнес обратил на это внимание. Там уже сейчас под старину выстроены десятки отелей. И пускай это отели на несколько мест, на 15-20, но каждый из них это бизнес, который будет развиваться.

Ведущая: То есть старое ничего не трогается, ничего сноситься не будет? И за этим следят очень строго?

Жданов Ю.Н.: Думаю, что да.

Ведущая: У нас есть слушатель, который всегда присылает очень резкие вопросы, Владимир из Люберец. "Вот эти, так называемые зоны, это настоящий рай для наших предпринимателей, в скобочках читай - ворюг". Вот такое представление. Это ясно. "А что мне от этого перепадет?" Вот что Владимиру из Люберец перепадет от особых экономических зон туристско-рекреационных?

Жданов Ю.Н.: Во-первых, я бы поспорил с тем, что каждый предприниматель ворюга. Есть крупные организации и мелкий бизнес, который настроен очень позитивно, и никуда из России не собирается ни вывозить капитал, и ни вывозить свою продукцию. Все делает это здесь для наших с вами возможностей. И если не будет развиваться мелкий, средний и крупный бизнес, то у нас экономика явно будет окончательно подорвана, ни у нас, ни у наших детей нет будущего. И здесь надо, наоборот, помогать и снимать все барьеры, которые мешают нормальному бизнесу пробиться на те площадки, на те объекты, на те темы, на которые он стремится. И вот проект особых экономических зон тоже связан со снятием административных барьеров. Раньше в обычном варианте нужно было бы бегать по сотням инстанций, согласовывать документы, получать разрешение на строительство. Теперь сдается все в мой территориальный орган, и бегает уже территориальный орган, его сотрудники, если им не хватает сил и полномочий, то они обращаются либо к нам, либо к председателю наблюдательного совета особой экономической зоны. А это либо первое, либо второе лицо региона. Например, в Москве это Росляк, в Липецке это Королев, в Татарстане это Мимиханов, премьер-министр. И при таком ресурсе, я думаю, те, кто привык набивать свои карманы за счет наших граждан, не смогут это делать, потому что очень жестко выстроена и вертикаль, и все возможности для неформальных поощрений нерадивых чиновников, я думаю, отсутствует. Тем не менее, мы очень внимательно следим за реализацией каждого проекта. Везде в существующих уже 6 особых экономических зонах, кроме наблюдательного совета, куда мы пригласили и представителей Торгово-промышленной палаты, и Российского союза промышленников и предпринимателей. И такой организации, которая защищает бизнес, "Опора". Мне кажется, что наверное какие-то нарушения все равно могут появиться. Но реакция на них будет самая беспощадная.

Ведущая: Вопрос из Калининграда. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Михаил, Калининградская область, журнал "Безопасный город". У нас 19-20 июля было выездное заседание комитета по безопасности и обороне Совета Федерации под руководством Озерова. На заседании присутствовала прокуратура, все силовые структуры области. И все они в своих докладах выразили беспокойство тем, что безопасности экономической, финансовой, налоговой угрожает несовершенство российского законодательства. То есть смысл в том, что законы сами по себе не рождаются на пустом месте, а их принимают, утверждают соответствующие законодательные органы. Не кажется ли вам, что безопасность, в частности особых экономических зон, как и Калининградской области, угрожают именно те, кто принимает законы в этом плане?

Ведущая: Очень интересная мысль.

Жданов Ю.Н.: Дело в том. что лично я причастен к тем документам, которые вышли из-под пера президента 22 июля прошлого года, так же как и представители Минэкономразвития, моя команда участвовала в разработке этого законопроекта. Он шел в таких муках, что 5 лет до его принятия шли вообще баталии, нужно это, не нужно. Тем не менее, он появился на свет. И нам кажется, что законодатели, а именно те, кто отвечали за прохождение этого законопроекта, и Дума, и Совет Федерации сыграли очень конструктивную роль в том, что это появилось. Мне кажется, что нет абсолютно совершенных законов. Это я говорю вам как доктор юридических наук, который за свою жизнь написал десятки законопроектов. Думаю, что важно соблюсти чистоту эксперимента. И те нормы, которые приняты, должны, безусловно, воплощаться. Но иногда дух и буква закона обходятся, нарушаются каким-то образом. Мне кажется, что, так как за реализацией этого проекта следит и президент, и председатель правительства, и Счетная палата, здесь каких-то грубых нарушений не будет. Но тревогу вашего вопроса я разделяю. И думаю, что нужно очень внимательно и скрупулезно относиться к реализации того, что принято.

Ведущая: Следующий звонок.

Слушатель: Юрий Афанасьевич из Москвы. Вы сказали, что Зеленоград образует отдельную экономическую промышленную зону.

Жданов Ю.Н.: Не промышленную, а технико-внедренческую.

Слушатель: Не может ли отдельный административный округ Москвы, например, Северный административный округ, образовать свою промышленную зону? Ведь Северный административный округ по численности и по площади не меньше, чем Зеленоград?

Ведущая: Тут другие просто принципы действуют. Тут не на население смотрят.

Жданов Ю.Н.: Этот вопрос наверное не столько ко мне, сколько Юрию Михайловичу Лужкову и к правительству Москвы. Правительство Москвы предложило на конкурс две заявки. Одна была от Зеленограда, другая от Южного административного округа на базе бывшего завода ЗиЛ. И на мой взгляд, то, что победил Зеленоград, это абсолютно справедливо, так как там сосредоточение серьезной научной мысли в области микроэлектроники. Это площадка, это не промышленная зона, а технико-внедренческая. Она находится на окраине института МИЭТ, который известен своей очень серьезной школой в области микроэлектроники. И основные резиденты, которые уже зарегистрированы, много лет пытались реализовать себя, используя возможности этого государственного института МИЭТ. Сейчас мы оказываем им всяческую помощь и содействие. Не случайно этот институт получил статус инновационного университета. А всего несколько университетов в России получили такую серьезную поддержку от государства. Это миллиарды рублей, которые будут направлены на поддержку его научных исследований, на проблемы реализации этих исследований. Там все совпало. И здесь ни у мэра Москвы, ни у федерального правительства нет никаких сомнений, что в Москве можно найти еще десятки мест, и в Северном округе, и в Юго-Западном, где находятся многие университеты, и в Западном, где МГУ находится. Москва - это вообще крупный научный центр. И если решили поддержать Зеленоград, то в этом есть своя правда и свое преимущество. Но как будет развиваться законодательство дальше и сколько в перспективе появится технико-внедренческих зон, пока сказать трудно. Пока их в России всего четыре. Это, кроме Москвы, Санкт-Петербург, это Томск. И это Дубна, Московская область. Все это крупные научные центы. Давайте научимся работать пока в этих точках. Если у нас хорошо получится, может быть, и другие появятся.

Ведущая: Следующий звонок. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Конев, город Тобольск. Я знаю, что наш город тоже является одним из претендентов на конкурсе туристско-рекреационном. Город Тобольск является городом искторико-культурного значения общероссийского. Вообще статус исторического города, мы все знаем, в каком состоянии наши исторические города находятся. Это плюс или определенный экономический минус для того, чтобы .... Бизнес туда пришел.

Слушатель: ...заявка такого города имела шанс на успех.

Ведущая: Хороший вопрос. Это касается и того же Плёса, и Тверской области, и многих районов России.

Жданов Ю.Н.: Мне кажется, что Тобольск известен не только в России, но и далеко за его пределами. И это действительно уникальное историческое место. С ним связан ряд серьезных судьбоносных событий в истории Советского Союза и России до этого. Думаю, что та заявка, которая готовится, она мне известна, она требует серьезной доработки. То, что там предлагается открыть туристско-рекреационную зону, используя культурное наследие этого места, это абсолютно правильно и здорово, когда это совпадает. Мне кажется, что региону нужно очень серьезно поработать над качеством заявки.

Ведущая: А вопрос еще был про то, мешает это или помогает? А для бизнеса при принятии решения? Вот то, что есть такая историческая зона, что исторические памятники, бизнес боится или не очень?

Жданов Ю.Н.: Я думаю, что бизнес вряд ли чего-то боится, особенно местный бизнес, который это знает не понаслышке и знает проблемы с водоотводами, с теми условиями, которые субъект федерации позволяет воплощать на своей территории. Думаю, что никаких препонов особых нет. Вопрос в организации работы и, прежде всего, наверное, не желание бизнеса, а желание властей региона поддержать этот проект. Тогда многие барьеры преодолеваются легче.

Ведущая: Следующий звонок.

Слушатель: Балтийск, Михаил. Безопасный город. Вы сказали о предоставлении возможности продажи земель под рекреационные зоны инвесторам иностранным.

Ведущая: Такого не говорилось. Говорилось о том, что земля может быть отдана в частную собственность. А причем здесь иностранные инвесторы? У нас есть и собственные инвесторы.

Слушатель: Я о другом хочу сказать. Дело в том, что независимость государства как такового финансово-экономическая состоит именно в руководстве и управлении недвижимостью, имуществом, землями, недрами и так далее. Не грозит ли вот эта раздача земель потерей и финансовой и экономической независимости государства?

Жданов Ю.Н.: Михаил, наверное, хочет досконально изучить мою биографию. Я в прошлом генерал-лейтенант милиции. За нашу безопасность не бойтесь.

Ведущая: Следующий звонок, пожалуйста.

Слушатель: Евгений, из Москвы. Практика показывает, что сейчас количество иностранных туристов сокращается в России из-за дороговизны. Скажите, пожалуйста, не может так получиться, что будет такая дороговизна, что построят все эти отели, а туристы туда иностранные не поедут?

Жданов Ю.Н.: Есть такая проблема. Дороговизна - действительно, это бич, который касается многих семей у нас в стране. И мне кажется, что наряду с ростом экономики должно серьезно расти благосостояние наших граждан. Не всегда это совпадает. Иногда условий для вложения капитала больше, а капитала не хватает. И я думаю, что для этого нужно строить отели в туристско-рекреационных зонах разной звездности от 2-ух до 5-ти в зависимости от возможности людей, они должны выбирать те или иные отели для отдыха на море или, условно, на каких-то озерах, на реках, использовать все предложения, которые только есть на туристическом рынке.

Ведущая: Но как я понимаю, эти особые туристско-рекреационные зоны создают такие экономические условия, при которых в какой-то степени можно держать цены на невысоком уровне. Так ведь это?

Жданов Ю.Н.: Я думаю, на разном. Как на низком, так и на высоком. Нужно предложить.

Ведущая: Я говорю о том, что у нас бизнес любит прибыль не в 10 %, а в 110. Отсюда такие цены. Вот эти особые экономические зоны, там эту прибыль можно будет за счет чего-то другого получить, а не за счет кармана отдыхающих?

Жданов Ю.Н.: Я думаю, главный вопрос здесь - это заполнямость отеля. Для того, чтобы номер продавать за 1000 и более условных единиц, нужен соответствующий спрос. Пока я не верю, что у нас это основной сегмент рынка. Мне кажется, что и нормальные отели в хорошем состоянии, которые будут стоить сотни рублей, а не сотни долларов, найдут свой спрос. И на обороте, на полной заполняемости можно тоже делать нормальные, успешные проекты.

Ведущая: У нас Владимир волновался, что ему дадут эти самые особые экономические зоны. А Валерий Владимирович волнуется, а что, по большому счету, государство получит от этих особых экономических зон?

Жданов Ю.Н.: Это вопрос, который решается совместно не только бизнесом, региональной властью, но и государством. Без участия государства, наверное, это бы развивалось долгие годы и не так эффективно. А государство обращает внимание на развитие отрасли экономики туризма абсолютно правильно. Вы знаете примеры и Турции, и ряда крупных и известных держав, где туризм составляет основную отрасль экономики.

Ведущая: Испанию сюда могу добавить.

Жданов Ю.Н.: Абсолютно правильно. Для нас пока это все в недостаточно развитом состоянии. И мы не только должны строить заводы, создавать наукоемкий бизнес, но и использовать те природные условия и те ресурсы, которые нам подарили в связи с тем, что мы живем в России. Таких мест у нас сотни. И давайте научимся к ним и бережно относиться, и правильно их осваивать.

Ведущая: Следующий звонок.

Слушатель: Карачаево-Черкессия, Аркенов. Известно, что есть регионы, которые являются донорами и ротационными. И конечно, из этих 40 участников вероятность выигрыша велика у регионов, которые являются донорами. А, между тем, создание таких экономических зон для дотационных регионов во многом бы способствовало стабилизации как в экономике, так и вообще в политическом смысле. Что думают по этому поводу?

Жданов Ю.Н.: Это правильный вопрос. И отвечая для всего Южного федерального округа, могу сказать, что мы и с Дмитрием Козаком, и с Александром Починком провели уже не одно мероприятие и совещание, связанное с изучением проектов и Кавказских Минеральных вод, и тех республик, которые находятся в Южном федеральном округе. Думаю, что, безусловно, ряд проектов заслуживают и внимания, и участия, и поддержки, и, на мой взгляд, там есть масса интересных предложений. Тот звонок, который я услышал, тоже связан с шикарными и красивыми местами. Я много раз бывал в том регионе. И все зависит от того месяца работы, который остался до подведения итогов по конкурсу, который будет объявлен с 1 августа. И мне кажется, если региональные власти будут более активно участвовать в этой работе, а не вариться в собственном соку. И не надеяться на то, что какой-то дядя позвонит, и мы примем другое решение, такого не будет. Все зависит от ваших властей. Пошевелите их, и мы их поддержим.

Ведущая: Тем более, ведь на Кавказе очень знаменитые горнолыжные курорты. Причем, знаменитые с советских времен, международные просто. Например, Приэльбрусье. Гора Чегет или Домбай.

Ведущая: Вопрос на пейджер про туристско-рекреационные зоны. Сначала упрек. "Уберите слово "рекреационный", говорите просто "туристская зона".

Жданов Ю.Н.: Это надо уже говорить Думе и Совету Федерации. Они включили его в закон. И это на основе изучения международного опыта. Ни одного лишнего слова, на мой взгляд, там нет. Если вы видите какой-то аспект, который не видим мы, пришлите нам разъяснение по этому поводу. Может быть, в будущем мы его учтем.

Ведущая: Вопрос-то был: зачем излишнее наукообразие? Алексей выступает против наукообразия.

Жданов Ю.Н.: Таким образом называются проекты минимум в 50 государствах мира.

Ведущая: То есть это единообразие международное, а не наукообразие. Далее. Юрий: "Параллельно надо развивать культуру общения с туристами. Если у нас в стране не будет культуры обслуживания туристов, то выбор будет за любой страной, но не за Россией". Абсолютно присоединяюсь к этому посланию, потому что зачастую хорошая гостиница, хорошие условия и очень нехорошее поведение обслуживающего персонала.

Жданов Ю.Н.: А здесь вопрос стоит намного шире, которым мы тоже обязательно будем заниматься. И вместе с руководителем "Ростуризма" мы побывали в Сочи в университете, который готовит специалистов в области туристического бизнеса. Это и специалисты-экономисты, и менеджеры, и те, которые получают там на базе средних учебных заведений образование официанта. Мне кажется, что это общая проблема. То, что я увидел в этом университете, меня испугало. Я понял, что серьезного внимания государства и местных властей к развитию туристического образования, к появлению специалистов в этой области у нас не было и нет. Ужасно состояние этого университета и достаточно примитивен коллектив. После того, что я услышал из уст ректора, мне хотелось ему сказать: "Подвинься, дай я вместо тебя сделаю". Это беда. Мы этим будем очень серьезно заниматься и искать, где и как нам готовить кадры.

Ведущая: Еще звонок. Пожалуйста.

Слушатель: Меня зовут Наталья, я из Москвы. Что будет у нас делаться для семейного туризма? Чтобы можно было с детьми вместе куда-то поехать, не только на море.

Жданов Ю.Н.: Это абсолютно правильно. Потому что моря не так много осталось в Российской Федерации, к сожалению. Мы создадим отдельную программу, связанную с этим видом туризма, семейным. Главным у нас там будет Агентство по туризму, которое является нашим партнером. И мы предложим ряд услуг для этого направления развития туризма.

Источник - Радио Маяк